×

Алексей Лучко (Luka), участник третьего международного фестиваля городского развития «Моя Сатка», завершил работу над новым арт-объектом. Это - объемная, трехуровневая конструкция, элементами которой стали «детали» разрушенных и бесхозных саткинских стаек.

Как саткинские стайки стали объектом для творчества

В этом году Алексей реализовал в Сатке несколько проектов: в июне он участвовал в направлении «Арт-Сатка» - втором международном фестивале уличного искусства Satka Street Art Fest, а осенью - в направлении «Арх-Сатка», в рамках которого городская среда преображается - волонтеры, архитекторы и дизайнеры создают малые архитектурные формы.

Почему внимание художника и фонда «Собрание» (организатора фестиваля «Моя Сатка») привлекли именно стайки? Потому что этот архитектурный объект постепенно уходит в прошлое, исчезая с карты города и уступая место новым строениям и объектам. А когда-то эти нехитрые постройки, сколоченные, порой, из бросовых материалов, составляли целые кварталы в таких городах, как Сатка.

Они напоминали маленькие мультяшные домики, разбросанные неровными рядами или сбившиеся в кучную стаю, словно птицы (вот и получалась: стайка стаек). И были не просто маленькой недвижимостью, а полноценными хозяйственными субъектами, входили даже в состав садоводческих и гаражных кооперативов.

Здесь содержали домашний скот, оборудовали погреба для хранения домашних заготовок и даже создавали «вторые этажи», в основном, под голубятни...

- Стайка — не просто исчезающий вид малой архитектуры, это объект социокультурного наследия, который можно и нужно сохранить, - считает Валерия Цой, координатор культурных проектов Фонда "Собрание". - Как это сделать? В новой форме, которую и придумал московский художник Алексей Лучко.

Специфика места

- Алексей, почему Ваше внимание привлекли саткинские стайки? Как пришла идея сохранить их в арт-объекте?

- Идея пришла сразу, когда я первый раз приехал в Сатку. Обычно, когда приезжаешь в небольшие города, встречаешь местный архитектурный, культурный объект - специфический только для данного региона, для данного места. Так и здесь: сразу бросилось в глаза то, что саткинцы использовали и до сих используют небольшие гаражи и сарайчики как подсобные помещения, держат в них домашний скот, мастерскую или используют для иных целей. И когда ты находишься в городе, именно такой объект как стайка, и привлекает внимание. Это такой феномен: ты можешь жить в квартире, а на улице у тебя есть гараж или стайка. И если раньше это было нормальным, то сейчас, в 2018 году, это уже смотрится странно.

Потому что сейчас у людей есть загородные дачи, дома в деревнях, где они содержат всё необходимое, а не в городе. А здесь до сих пор среди гаражей и стаек можно встретить коров, собак… Помимо того, что стайка - колоритный объект, он исчезает, и его нужно сохранить, показав его культурное и социальное значение. И эта значимость важна не только для жителей города (это часть их жизни, их прошлого), но и для истории города.

Уже сегодня часть стаек сносится под новое строительство, часть разбирается, часть сгорает… Не хотелось, чтобы о них забыли, и все они исчезли бы как феномен города. Мне кажется, это весьма интересно.

- Как сложился образ нового объекта, как подбирали материалы?

- Дальше как-то все само собой сложилось. Поскольку стайки сносят, найти материал для работы было очень просто. Это старые куски от никому не нужных стаек. Не составило никакого труда приехать и выбрать всё, что хотели, чтобы совместить в одном объекте новые и старые материалы. Поэтому взяли крышу от старой стайки, я ее разобрал, укрепил, отреставрировал. Часть оставил в первозданном виде, часть - сгнившее дерево - заменил. Естественно, набрали еще и старых панелей, окон, дверей - все архитектурные элементы, которые раньше использовались при строительстве стаек. Я очень много работаю с деревом, поэтому в процессе работы тоже не было никаких трудностей.

Связь времён

- Вы упомянули о новых материалах, которые применяете одновременно со старыми. С какой целью?

- Идея была в том, чтобы поразмышлять: как такой объект, как стайка, мог бы выглядеть сейчас, если бы их продолжали строить. Поэтому в работе используются дешевые современные материалы, которые без проблем можно купить на любом строительном рынке, - профнастил, фанера, любой другой. А раньше стайки, в основном, делали из досок, которые в то время были дешевле и доступнее, сейчас проще найти использованные деревянные поддоны или старую фанеру.

В итоге наша стайка содержит в себе часть старых материалов, которые будут отсылать к истории, и такие чистые геометрические, очень аккуратные, глянцевые формы, которые используются в настоящее время.

- А почему она высокая?

- Во-первых, мы выбрали для арт-объекта интересную позицию. Это небольшой холмик, чтобы стайку было лучше видно, по этой же причине она высокая. Это архитектурный объект, и он должен доминировать над остальным окружением. Но есть и еще одна причина: все стайки были разные, и одно- и двухэтажные. Кроме того, место для арт-объекта выбрано с учетом того, что рядом еще существуют старые стайки, которые постепенно разрушаются.

Мне это очень нравится, так как сразу возникает ассоциация со старыми стайками, как они раньше выглядели, как выглядят сейчас, как разрушаются…  Сразу понимаешь и сходство, и разницу между реальным и арт-объектом.

- Он создан только для визуального, внешнего восприятия или можно будет зайти внутрь?

- Нет. Только визуальное. Самое главное, чтоб была ассоциация с тем, что ты когда-то здесь жил, рядом с этими стайками или даже пользовался ими. Внутреннее пространство мы не стали делать по многим причинам. Во-первых, потому что стайки использовали по-разному назначению, и не хотелось бы делать что-то конкретное, например, имитацию того, что кто-то содержит скот или какую-то мастерскую. Внутри можно много всего сделать, и очень трудно было остановиться на чем-то одном. Во-вторых, наш объект стоит без какого-либо наблюдения, и не понятно, как люди могли бы его использовать. Вполне возможно, что кто-то захватит его себе. Может быть, это было бы и не плохо. Не знаю, время покажет.

- Сейчас, пятачок, где мы планируем установить арт-объект (по дороге на старый завод, которая ведет к Ангару), никак не называется, но вполне возможно, что когда-нибудь люди будут говорить: «Это тот самый поворот, где стоит стайка». И со временем она может стать главной или единственной стайкой Сатки, - добавляет Валерия Цой.

- А цветовое решение тоже сложилось само собой? Потребовались ли цветовые или какие-то другие акценты? 

- Цветовой привязки нет. Есть небольшие отсылки к современным материалам — бардовые, бледные коричневые, сине-зеленые тона. В остальном - естественные цвета старых материалов. Я специально их никак не обрабатываю, потому что это связь с обликом старой стайки. Возможно, мы добавим в оконный проём какой-то акцент, но я хотел, чтобы стайка была более органичная и естественная. Поэтому никаких супер-ярких и вызывающих цветов не использую.

Про ассоциации, цвета города и самое главное

- Вы не раз говорили про ассоциации. А с чем у Вас ассоциируется Сатка?

- С природой, потому что здесь вокруг - горы, ярко выраженный ландшафт, с хорошими людьми, с магнезитом, с пельменями, с оранжевым цветом, со стайками. Есть ассоциация и с красным цветом (улицы Пролетарской), но не знаю, насколько она мне близка.

- А каких цветов не хватает нашему городу?

- Всех хватает, мне кажется. Появляется много работ, необычных, ярких. Я первый раз здесь был летом, теперь - осенью. За прошедшее время достаточно много всего произошло, город быстро меняется. Где-то в лучшую сторону, где-то - в худшую. Но главное - есть изменения, и у вас очень много всего происходит.

- И одно из ярких событий, повлиявших на перемены в городе, - фестиваль уличного искусства, в котором Вы приняли участие. Как считаете, насколько он значим для маленького города, для жителей, для городского пространства и его архитектуры, и чем интересен лично для Вас?

- Любая инициатива и любые фестивали нужны и важны. Тут главное - очень четко знать, что ты делаешь, для чего и как ты это делаешь.  И всегда знать меру во всем, так как Сатка - это небольшой город. 

- Как архитектор и художник, находясь в новом для Вас городе, Вы обращаете внимание на объекты, которые могли бы использовать для творчества или для будущих арт-фестивалей?

- В качестве чего?

- В качестве холста, например.

- В Сатке есть такие объекты, но я бы потихонечку переходил бы на малые архитектурные формы.

- Вот как раз на такие формы и обратила внимание наша молодежь, начавшая рисовать на улицах в рамках проекта «Яркая Сатка» на лестницах, будках, качелях… Может, что-то ещё посоветуете?

- Главное что-то делать. Когда ты делаешь, создаешь что-то своими руками, следом всегда идет развитие вокруг нового объекта. И в этом плане фестивали уличного искусства очень  хороши, потому что они заставляет людей по-другому смотреть на привычные вещи, показывают другие возможности. И многие начинают ухаживать за своим двором или пытаются что-то изменить в своем городе.

А объектов для творчества и перемен очень много. Я бы обращал больше внимания на малые архитектурные формы — остановки, детские площадки, общественные зоны, которые люди могут использовать для отдыха и других целей.

Особая энергетика

- Почему в своих работах Вы, в основном, используете дерево, даже если это бросовый материал - фанера, ДСП и так далее - дерево всегда есть в его составе?

- Люблю дерево, в нём есть своя энергетика.. А с деревом еще и приятно работать, поскольку я всё делаю сам, руками. Это очень благородный материал, и визуально очень красивый. И вообще русское деревянное зодчество начиналось именно с дерева, как основного материала. Много всего с ним связано, ведь у разных материалов есть своя история. Плюс относительная доступность дерева тоже играет свою роль, и с ним относительно легко работать: ты знаешь, как и что делать…

 

СТА́ЙКА - помещение для домашнего скота; хлев. 

По воспоминаниям старожилов, в Сатке стайки начали строить в 1960-х годах. Причем, застройки начинались в центральной части города - между Серпом и Молотом и улицей Пролетарской.

«В то время многие саткинцы держали скотину. Табун был очень большой более 100 голов, - вспоминает заслуженный ветеран «Магнезита», бывший хранитель заводского музея Виктор Александрович Немчинов. - Сносить их начали постепенно. Часть - в конце 1960-х, когда начали строить среднюю школу №4, затем - в начале 2000-х, когда начали строить многоэтажные дома на улице Металлургов».

Летом 2014 года саткинские стайки становятся объектом исследований IV Летней школы отделения культурологии НИУ "Высшая школа экономики": "Завершен второй этап проекта "Распределенный образ жизни в российском моногороде. В рамках второго этапа проекта в июле 2014 года было произведено полевое исследование в Саткинском районе Челябинской области… В рамках полевой работы с гаражной инфраструктурой были разработаны гайды с учетом специфики рассматриваемого провинциального города. Исследовательская группа провела серию глубинных интервью на территории нескольких гаражных кооперативов, где расположены не только сами гаражи, но и стайки, голубятни, ремонтные мастерские. 

В процессе работы были выявлены актуальные формы распределённого образа жизни, касающиеся как непосредственно гаражей (или сараев), так и специфического хозяйственного уклада, где гараж является связующим звеном между городской квартирой и дачей («схроном»), «вторым домом», мастерской, «местом памяти», локусом «мужской культуры» либо рудиментарным элементом. Помимо серии интервью исследовательская группа работала с архивными материалами с целью рассмотрения гаражной инфраструктуры в контексте истории системы обеспечения продовольствием городских поселений в советский период и дальнейшей трансформации, произошедшей в конце 1980-ых – 1990-ых годах. Кроме того, были собраны статистические данные по функционирующим гаражным кооперативам. В самих интервью также затрагивалась проблема гаражной инфраструктуры в контексте развития публичного пространства и городской культуры, темы соседства и неформальных связей". 

Стайка - и дача, и место праздника: «Воскресным днем наша группа расходится по огромной площади, застроенной гаражами и стайками, в поисках собеседников. Заворачиваю за угол и попадаю на необычное оживление. Оказывается, у Розы — день рождения. В глубине стайки накрыт стол, собралось шесть человек. Марат делает шашлык, рассказывает мне о местных достопримечательностях. Эдуард, позируя, принимает праздничный вид (треники и очки), усаживается на корточки. Интервью толком не получилось, от угощения я отказался, но опыт использования элементов распределенного образа жизни оказался неожиданным», – сообщает одна из заметок руководителя IV Летней школы отделения культурологии НИУ ВШЭ Виталия Куренного в группе «Социокультурное развитие Саткинского муниципального района» на «Фейсбуке».

А в сентябре 2014 года  стайки стали объектом для споров, сайт администрации Саткиского радона сообщал: «Возведение временных построек было в советские времена продовольственного дефицита, чтобы как-то компенсировать недостаток продуктов на прилавках магазинов, да и потрафить деревенским корням горожан. Тогда был создан животноводческий кооператив «Заря». Процедура не предполагала возведение капитальных строений. В начале 2000-х годов постановлением главы города и района товарищество было ликвидировано, и уже более десяти лет владельцев стаек «уговаривают» добровольно снести все незаконные постройки, тем более, что никаких правоустанавливающих документов, соответствующих действующему законодательству, на них нет… Волнения начались в июле во время работы Летней школы ВШЭ в Сатке, хотя студенты просто проводили исследование стаек как культурного явления нашего города. «По сути, это психотерапия для людей. Они за это даже не как за некое экономическое благо держатся, это такой образ жизни, отдушина», - отметил тогда профессор НИУ «Высшая школа экономики» Виталий Куренной… В бывшем ЖК «Заря» осталось чуть более десятка стаек, в которых содержится 11 коров. Представители районной и городской администрации готовы встретиться с каждым хозяином лично и решить вопрос в индивидуальном порядке…» 

Анна Филиппова. Фото Дениса Шакирова, организаторов.