×
афиша
  • Magnétique

Новая 3D-графика, созданная московским художником Данилой Шмелевым (Shozy) в рамках фестиваля Satka Street Art Fest, это очередной эксперимент райтера в исключительно яркой цветовой гамме. Необычное граффити станет визитной карточкой креативного общественного пространства «Арт-Сатка», которое создается в здании филиала ЮУрГУ.

Не просто яркий - ядрёный и магнетический

Сегодня Данила заканчивает свою работу «Magnétique» (магнетический или притягивающий). Она стала не просто уникальной и экспериментальной, но и экстремальной для художника. Пока готовили стену, мешали дожди, а как только Данила приступил к работе, началась аномальная жара — выносливости молодого человека можно только позавидовать. Это настоящая победа — и над обстоятельствами, и над плоской поверхностью, исчезнувшей под эффектной оптической иллюзией. Новый арт-объект создан на второй стене перехода между зданиями ЮУрГУ (со стороны улицы Металлургов), с обратной стороны которого «парят» велосипеды, нарисованные Данилой в прошлом году в характерном для него стиле 3D.

- Данила, в прошлый раз в интервью «Магнезитовцу» Вы отметили, что любите градации серого, а монохромный рисунок помогает акцентировать внимание на форме. Но пообещали, что, возможно, в следующий приезд в Сатку сделаете что-нибудь яркое. Поэтому новая работа настолько «взрывная» и по сочности цветов и по глубине объема?

- В Сатке уже есть две работы, созданные мной в серых тонах, это продиктовано тем, чтобы цвет не отвлекал от формы объемного рисунка. В этом году организаторы фестиваля предложили сделать что-нибудь яркое, поскольку в здании, с которым я работаю, создается креативное общественное пространство «Арт-Сатка». И я решил создать не просто яркую, а ядреную работу, с почти ядерным эффектом — и по цветовой гамме, и по форме. Обычно у меня достаточно рубленая геометрия, а здесь попробовал создать более аморфные формы.

Первоначально была идея создать рисунок, в стиле новой серии работ, которую начал во время карантина (пока только в формате холстов). Эти картинки напоминают матовое стекло, за которым объемные фигуры «уходят» в глубину пространства или «идут» изнутри, причем этот эффект разный при разном освещении. На такой проект согласились в Тюмени, там будет «квадрат» на здании в 3-4 этажа. А здесь, в Сатке, совершенно новая работа. Я такого еще не делал, но это тоже в моем стиле и концепции, только с замутнением (блёром) — подобное называют обманкой (от фр. tromp l`oel — оптическая иллюзия). Это объемный рисунок, который «уходит» внутрь под углом с правильной перспективой и имеет объем. Получается эффект пространства.

Саткинские эксперименты

- С «парящими велосипедами» Вы тоже пошли на эксперимент - использовали отражающую свет краску. Вас не просят такое повторить в других проектах?

- Велосипеды всем нравятся! И хотя работы всегда разные, но я продолжаю двигаться и развиваться в своем направлении  — в концепции 3D. И именно в этом стиле ищу новые фишки, воплощаю новые идеи. Например, именно у вас, в Сатке, я впервые использовал хром, когда рисовал велосипеды. Он дает новые возможности — в работе появляется динамика. После саткинского эксперимента применил такой же приём в Нефтекамске. Там момент с хромом получился еще выигрышнее, поскольку рисунок сделан на высоком здании — это улей с пчелами, и сверху есть кусок с хромом, в котором отражается динамичное небо, благодаря этому картинка меняется в разное время суток, она живая. Так что хром зашёл на «ура».

- Вы упомянули про планируемый проект в Тюмени. Понятно, что пандемия коронавируса внесла свои коррективы, все планы сдвинулись, сроки сжались. Тем не менее, что планируете успеть за лето и как удалось выкроить время для Сатки?

- Удалось приехать к вам между мероприятиями, пока оказалось свободное время. Я вообще за любой движ и возможность воплотить новую идею. Обычно фестивали стрит-арта начинаются весной, а сейчас всё сдвинулось ближе к концу июля. И работа «в поле», на стенках, запланирована до конца лета. В основном я брал проекты по России, чтобы осенью попробовать попасть в Европу.

После Сатки планирую отдохнуть. Каждый год с друзьями мы уезжаем на север. Обычно это две недели похода и сплавов в август, в этом году получилось собраться в июле. Так что от вас я сразу в Москву, пару дней на сборы: надо подготовить оборудование, лодки, палатки... После похода планирую поехать в Тюмень, а потом — в  Челябинск на фестиваль «Культурный код». Для него мне нужно еще доработать эскиз, поскольку первоначально делал проект на 10 этажей, а в итоге будет стена 17-18 или 20-этажного дома. В Челябинске будет первая моя «растяжка» (мурал), но не первая работа. Лет пять назад участвовал в оформлении музея иллюзий на Кировке.

Ценные встречи и арт-путешествия

- Вы в нашем городе в третий раз. Что дало участие в нашем фестивале лично Вам? Возможно, с кем-то из художников Вас «познакомила» Сатка или «натолкнула» на новые идеи?

- Да! В свой первый приезд, в 2018 году, я познакомился с Хендриком Байкирхом. Это очень ценное знакомство и общение. Он даже дал мне важный совет, который я с тех пор использую. Это чисто техническая рекомендация, но сам я до этого не дошел - всегда учишься чему-то новому у художников такого уровня. Хендрик посоветовал использовать специальную насадку на баллон с аэрозолью (кэп, они бывают разные — тонкие, толстые) для того, чтобы делать градиент (переход из одного цвета в другой). Обычно для этого используют толстые кэпы, особенно если градиент широкий, и плавно напыляют, например, темный серый цвет, затем светлее, еще светлее. При этом ты делаешь напыление, переход между цветами, маленькими точечками, и постепенно они исчезают. А Хендрик подсказал, что на большие градиенты, на больших «растяжках», использовать кэп с трубочкой. Он дает крошку, более крупные капельки и больший разброс, получается очень аккуратно, и переход цветов идет плавный - хороший эффект, почти как с краскопульта. Это чисто технический момент, но именно такие и важны в нашей работе. Теперь я этот кэп использую для многих других целей, потому что он имеет свои преимущества, он специфический (поэтому его редко применяют), но очень нужный!

С Лёшей Лукой мы были знакомы до встречи в Сатке. А в прошлом году я познакомился здесь с французским художником (Nebay). Нам удалось пообщаться, хороший парень, интересный человек.

А в этот раз я работаю на фестивале один, другие художники, возможно, приедут позже. Зато, пока готовили стену, у меня была возможность посмотреть ваш город и район. Я здесь два раза был, но ничего не видел — всё время уходило только на работу. А в этом году удалось побывать на Айских притёсах, посетить старинную ГЭС в Порогах и Зюраткуль. Спасибо всем, кто устроил это небольшое и интересное путешествие. 

- Стрит-арт - это тоже путешествие: в прямом смысле, по городам и странам для художника и, в переносном, по современному творчеству — для зрителя. Вы как-то сказали, что стрит-арт хорош для малых городов, потому что любая работа художника — это диалог со зрителем. О чём новый «диалог» с саткинцами и какие темы для «разговоров» мы услышим от Вас в ближайшее время? 

- Новая работа ни к чему не обязывает и ни к чему не привязана, только на выбор ярких цветов, как я уже сказал, повлиял проект «Арт-Сатки». Это просто новый объект для города, красивый кусок пространства с необычной геометрией. Но в любом случае, стрит-арт всегда вызывает зрителя на диалог. Особенно в малых городах. Как только появляется новая работа, ее начинают обсуждать. Да, кто-то из местных непременно скажет, что лучше бы потратили деньги на что-то другое, более полезное. Но современное искусство тоже имеет важное значение. Понимают его или нет, но вокруг начинается движение, люди начинают о нем говорить, думать, это всегда сплачивает, формирует новое сообщество, новые взгляды и мнения. Позитивное ли это обсуждение или негативное, но в любом случае начинается взаимодействие, которого раньше не было.

Да, я тоже, что-то принимаю и понимаю из современного искусства, что-то нет. Художников, которые просто делают красивые картинки, много, но важно изучать и развивать то, что ты делаешь. Да, возможно, надо иногда идти на компромиссы. Но правильно  делать то, к чему люди еще не готовы, в этом и есть прогресс. И моя задача - двигаться и прогрессировать в моем стиле 3D. Например, в августе прошлого года на фестивале «Культурный код» в Одинцово я делал нестандартную работу - пластиковый пакет словно натянут на стену 20-этажки, в нем вырваны куски - глаза и рот - смайлик такой получился. А внизу стены нарисованы люди в люльке, которые начинают закрашивать этот холст.

Это как раз к вопросу о контрах между художниками и местными жителями, о том, что некоторые работы закрашивают. Также это о легализации того, что мы делаем, о создании чего-то нового в привычной для всех среде. Это нужно делать. Да, это провокация. Её поймет маленький процент. А большинство, скорее всего, согласятся с одним из комментариев о том, что людям придется жить в доме с мусорным пакетом... Без проблем: за время фестиваля было сделано более 30 работ, выберите себе любимую и любуйтесь. Но не будет развития там, где не делать то, к чему люди пока не готовы. Не случайно искусство часто сравнивают с наукой, которая тоже развивается благодаря исследованиям и новым открытиям. И стрит-арт нужно двигать. Почему-то именно в России есть такое убеждение, что рисовать на стенах — это плохо. А в советское время настенное искусство было нормой.

Природа - художник

- Но тогда, наверное, была больше популярна мозаика...

- И настенные росписи, и мозаика тоже. Она более перманентна. В Москве много мозаики с 60-х годов. Она, в отличие от краски, которая выцветает, сохраняется надолго. Сегодня мозаика возвращается, я бы тоже хотел попробовать что-то создать в этом направлении. Но пока работы хватает. Всё лето забито, расписано, даже от чего-то приходится отказываться, к сожалению.

- Тем более ценно, что Вы нашли время вновь приехать в Сатку. Спасибо за новую работу, удачи в поисках нового и развитии своего стиля. Будем ждать новых экспериментов!

- Кстати, всё новое — это не обязательно эксперимент или что-то уникальное. Психология зрителя так устроена, что во всём новом он ищет старое, знакомые черты, узнаваемые образы... В этом смысле очень легко и удачно заходит поп-арт: люди видят известные образы, бренды, героев мультфильмов и так далее. Такое проще понять. Такое больше нравится.

- А что «забытого старого» в Вашей новой абстракции?

- Невозможно сделать или создать что-то кардинально новое. Я, конечно, верю и надеюсь, что можно (улыбается). Всегда есть какой-то опыт, основа, отсыл к чему-то, что было до тебя. Много тридэшников, кто делал такие же вещи — ниши, внутри которых находится что-то объемное. И в велосипедах у меня такой же принцип. Только они еще и «выходят» наружу. А у новой работы совсем другие формы, и возможно они тоже перекликаются с тем, что делают в мурализме или диджитал-искусстве. Я не знаю, на что может быть похожа моя новая работа, но любые формы, какими бы новыми и нереальными они нам ни казались, уже созданы природой. И если поискать, их всегда можно найти в окружающем нас мире...

Анна Филиппова.

Фото Василия Максимова, Дениса Шакирова.