×

Объемная геометрия, созданная молодым московским художником Данилой Шмелевым, буквально сломала стены городской почты. Данила — один из участников Международного фестиваля уличного искусства Satka Street Art Fest. На днях он закончил свою работу и дал интервью «Магнезитовцу».

Игра с пространством

- Для таких рисунков нужно, чтобы хорошо было развито пространственное мышление. Я много с чего начинал, пробовал и до сих пор нахожусь в поиске своего стиля, так как четких рамок для себя не установил. Многие художники находят что-то свое и развиваются в выбранном направлении. И в итоге рисуют одно и то же. Я так не могу и, может быть, и не буду работать. На данный момент нашел себя в 3D, и мне это нравится, - признается Данила Шмелев.

Своим творчеством он буквально "ломает стены". Убедиться в этой иллюзии можно, посмотрев на объемную графику Данилы, благодаря которой окна почты словно выпирают из стены в массивных кубах, а угол здания срезан или проваливается. Такого эффекта удалось добиться в двухцветной палитре - основные цвета черный и белый дополняют лишь их оттенки.

- В данном случае я подстраивался под саму стену, - продолжает художник. - На этапе подготовки я сделал два эскиза - для водонапорной башни и дома в Западном микрорайоне Сатки. Но выяснилось, что они уже заняты другими участниками фестиваля. Я, конечно, сначала расстроился, но потом спросил, какие есть еще варианты. В итоге выбрал почту и сделал три варианта эскизов. В одном из них были дополнительные окна, из которых торчали ветки зелени.

- У меня есть подобные работы в Томске, но на маленькой площади, в интерьере. Второй вариант тоже был связан с геометрией, но она была более квадратная, без закругленных линий. А это третий вариант, и он более приемлемый для этого здания, - показывает Данила на почти завершенную работу.

Других цветов не будете использовать — только черно-белую палитру?

- Да, такой выбор продиктован цветом самой стены, поэтому и цвета подобраны так, чтобы рисунок не выделялся, это смотрелся естественно.

А любимый цвет у вас есть?

- Серый, - шутит, глядя на свою новую работу Данила. - На самом деле, нет любимого цвета. Я считаю, что форма важнее, чем цвет. Безусловно, он играет важную роль, но первоначальна все же форма. Если она есть, без цвета, как здесь, или как в графике, созданной чернилами, то это смотрится. А если есть цвет и нет формы, то это грустно. Даже абстракция, которую я люблю, в ней обязательно должна быть форма.

В анонсе фестиваля сообщалось, что в ваших работах «можно увидеть особый метафоричный взгляд на жизненные ситуации». А в случае с этой геометрией, какой-то образ, ассоциацию или смысл вы закладываете?

- Нет, это игра с пространством. Иногда я вкладываю в свои работы философские смыслы, но в этом случае это создана такая картинка, которая не будет отвлекать работников «Магнезита» от работы и, надеюсь, не будет зрительно надоедать.

Как вы выстраиваете объем?

- Сначала создаю рисунок от руки, потом дорабатываю в фотошопе и программе 3D MAX. Это удобно, чтобы работать с тенями, например. Но я всегда рисую из головы, использую только собственные идеи.

С какой точки лучше всего видно трехмерность изображения?

- Объемно рисунок смотрится с одной точки — с крыльца, которое выходит в двор здания управления «Магнезита». Именно отсюда виден сам эффект, где угол почты будто бы ломается. А с тротуара, из окон управления и дома напротив - с любых других ракурсов этот рисунок будет смотреться просто как абстракция, как необычная геометрия. Но кто знает, может, я еще вернусь в Сатку и продолжу работу на остальных стенах здания...Почему бы нет. Я люблю путешествовать.

И мне нравится возвращаться в те места, где я уже был.

Везде есть интересные места, люди.

И тебе с удовольствием хочется еще раз в такие города, в том числе и в Сатку.

Интерьеры, толстовки, асфальт

Вы где-то учились своему мастерству или самоучка?

- Поступал в Московский художественно-промышленный институт, на графический дизайн, но не окончил это заведение, так как понял, что это не мое. Я хочу рисовать руками, а не на компьютере. Потом три года учился в студии художника Бориса Семеновича Илюхина. Он многому меня научил, подтянул по живописи и рисунку, научил акварели.

Почему вы вышли на улицу? Почему не развиваетесь творчески в интерьерах, например?

- Отлично помню момент, когда я решился и сделал свой первый рисунок на стене соседнего дома. Мне было 10 лет. И я впервые понял, что такое возможно, видел, что прохожие обращают внимание на мой рисунок — это была простая надпись, ничего важного. Но меня это зацепило. Здесь нет ничего не естественного, дети же начинают рисовать на стенах и потом переходят на бумагу. И сами стены я рассматриваю, как нечто более естественно, нежели холсты. Потому что холст создан специально для того, чтобы выполнить на нем какую-то работу. А стены и асфальт - это поверхности, которые просто существуют в нашей жизни - приходи и делай!

Какими были первые ваши работы?

- Граффити - различные шрифты и буковки. Я до сих этим занимаюсь. Кстати, стену с моей первой работой должны вот-вот снести. Прошло уже 20 лет, и в том районе будут строить новый жилищный комплекс. Я возвращался к той стене в 2010 году и сделал там еще один кусок с рисунком. В Москве граффити долго не живут, их очень быстро закрашивают, а в небольших городах, наверное, рисунки сохраняются надолго.

А из крупных работ, какая вам наиболее дорога или стала знаковой в творчестве?

- Не так давно занимаюсь стрит-артом и создаю крупные рисунки - с 2015 года. И первая большая работа в таком ключе, которая запомнилась, создана в Екатеринбурге во время фестиваля граффити. Она до сих пор «висит», качественная, не испорченная. Это большие руки на двух фасадах домов, соединенных в углу. Получился классный эффект, плюс место проходное, и много было положительных отзывов от местных жителей.

Как соединяете заработок и творческую реализацию?

- Это очень сложно. Я давно занимаюсь коммерческой деятельностью - росписью интерьеров, любой поверхности. Как нахожу заказы? Поскольку информации в интернете практически нет, всегда работало сарафанное радио. Бывает, другие художники зовут помочь в работе. Но чтобы постоянно делать только свои проекты — к этому я еще иду. Когда работаю с заказчиком, всегда предлагаю свои варианты и новые идеи. Важно, чтобы и мне было интересно, и заказчику нравилось то, что я делаю.

С производителями одежды не пробовали сотрудничать?

- Есть такой опыт, и с собой есть одна толстовка с моим рисунком. Я сотрудничаю с одной из известных компаний, создающей уличную одежду. Я делаю принт, дизайн, а ребята воплощают идею в одежде.

Существует ли такая задумка, которую вы пока не решаетесь реализовать?

- Есть такие идеи, они тоже связаны с геометрией. Но они могут быть не совсем понятны. Создавая любую работу на улице, мы должны идти на диалог с людьми, которые здесь живут. Конечно, всегда хочется делать что-то новое, мне, например, хочется работать с необычными формами, выпирающими из стены. Думаю, такую геометрию сложно будет внедрить куда-то. Поживем, увидим.

Вы слушаете музыку, когда рисуете?

- Нет, мне же нужно общаться с вышечником. Сейчас, кстати, мне дали челябинского специалиста. У него более удобная техника. До этого, у местной автовышки, была маленькая люлька , которая вставала под углом к стене, и получалась очень маленькая зона работы. А новая вышка лучше тем, что у нее люлька поворачивается, и возможностей для работы со стеной стало гораздо больше.

Насколько сложно было сломать стену, над которой вы сейчас работаете? Мешают ли вам окна, или они стали дополнительным фрагментом?

- Ничего сложного. Все продумывается на базе эскиза. Окна, честно говоря, обычно мешают в работе. Но сейчас у меня такой рисунок, в который окна удачно вписываются.

Источник Магнезитовец 

Анна ФИЛИППОВА, фото Василия Максимова, Анны Филипповой, Елены Никитиной и Hendrick Beikirch.