×

Во Дворце культуры «Магнезит» открылась выставка французской художницы Леа Барбанзанж «След камня». 

Несколько работ, представленных на выставке, созданы автором при содействии магнезитовцев в Сатке. В их числе метафорический портрет города и Карагайского карьера, который художница нанесла на вулканический камень – породу, закаленную огнём и потому огнеупорную, как и магнезит. 
Среди экспонатов можно также увидеть свиток японской бумаги, на которой отпечатан след катящегося камня. Работа выполнена в технике фроттаж и была сделана Леа в Сатке первой. Есть инсталляция, представляющая собой кусочки доломита, выложенные в линию и соединенные тонкой линией магнезита. А завершает экспозицию наиболее сложное произведение. Нижние слои – магнезит с вкраплениями доломита, затем объем наполняется воздухом и слои становятся прозрачнее – на стекле мозаикой из плавленого периклаза выложены контуры Карагайского карьера. 

А вот что говорит о выставке Леи куратор Постоянной резиденции Уральской индустриальной биеннале в Сатке Евгения Чайка: "Сложно говорить о науке, когда хочется сказать о поэзии, когда поэзия развёртывается через саму природу материи, когда тонкая красота проступает через тяжесть и грубость породы. Тем не менее: Леа Барбазанж разделяет веру в теорию, согласно которой, первыми жить на Земле начали минералы. Первыми после воды, конечно. Вода была прежде. Вода была снаружи и внутри: питая материю своими потоками, она оставляла причудливые следы в теле земли, в теле каждого элемента.

Когда мы встретились с Леа в 2016-м году в Париже, мне сразу стало понятно, что со своим интересом к структурам и минералам она сможет взглянуть по-особому на ландшафт и камни Сатки. Летом 2017-го года Леа провела в Сатке пять недель, исследуя структуры магнезита и его преобразования. На этой небольшой выставке представлены несколько работ, три из них были созданы при содействии сотрудников комбината Магнезит в Сатке, а одну Леа сделала во Франции, предвкушая свою поездку в Россию.

Небольшой пейзаж – эмаль, нанесённая на вулканический камень – это образ Сатки, видимый со спутника. В самом рисунке карьера и города Леа увидела структуру минерала – при мысленном изменении масштаба дороги для грузового транспорта превратились в потоки живительной влаги, а город предстал в виде некой растительной структуры. Символично, что свой метафорический портрет Сатки и Карагайского карьера Леа нанесла на вулканический камень – породу, которая закалена огнём и, как и магнезит, по своей природе является огнеупорной.

Самый заметный объект на выставке – свиток японской бумаги, на которой отпечатан след камня, который катится – и движению его нет ни начала, ни конца. Работа выполнена в технике фроттаж и является первой, сделанной Леа в Сатке. Это своего рода механическое знакомство с камнем: минеральным пигментом художница обводила камень грань за гранью, неспешно поворачивая его, знакомясь с его формой – формой, которая сама способна превратиться в рисунок, отпечатавшись на поверхности. Сколько таких рисунков оставляют камни на земле, – не сосчитать: художественный жест Леи – словно способ проявить невидимую нам красоту, неведомую нам геометрию.

Говорят, в человеческом теле 96 тысяч километров кровеносных сосудов. Это немыслимые линии и соединения, они существуют в органичной связи между собой, простота и необходимость их отношений поражает. Одна из работ – это временная инсталляция, небольшие камни выложены в линию: доломит, кусочек за кусочком, соединён через тонкую линию магнезита, проходящую через него. Одного взгляда на эту линию достаточно, чтобы понять: рисунок уже живёт в камне, он часть его структуры – но мы видим лишь то, что можем увидеть.

Выставку завершает наиболее сложное произведение, в котором Леа говорит о слоях геологических и слоях восприятия. Если вы посмотрите сверху на каждый из объектов, возможно, вы узнаете знаменитый саткинский карьер. Для каждого объекта выбраны реально существующие виды, всё чем они отличаются – масштаб. Перед нами – послойное изображение. Снизу – порода, в которой чередуются доломит и магнезит, дальше появляется воздух и слои становятся более прозрачные – периклаз чередуется со стеклом, а на стекле мозаикой из плавленого периклаза выложены контуры карьера.

Создание этих работ было бы невозможно без участия сотрудников комбината Магнезит, без их профессиональной помощи, без их знаний и готовности делиться любовью к любимому делу".